На Московском проспекте сбили женщину на пешеходном переходе
12-12-2017 10:34  
Россия начала вывод войск из Сирии
12-12-2017 09:56  
ДТП без полиции: подводные камни при оформлении европротокола
12-12-2017 09:41  
Французская мини-пекарня "Дом Хлеба" открыла кафе в "Леруа Мерлен"
12-12-2017 09:24  
СМИ: в России появится несколько десятков новых дорожных знаков
12-12-2017 08:10  
В Калининграде откроется центр машиностроения и разработки новых стройматериалов
12-12-2017 06:35  
Очевидцы: в Славском районе автобус сбил пешехода
12-12-2017 02:47  
Улучшение потенции и лечение простатита: калининградцы могут пройти обследование у уролога всего за 800 рублей
12-12-2017 01:06  
В Гвардейском районе полицейские высадили пассажиров из двух нелегальных маршруток
11-12-2017 20:07  
На кольце на площади Василевского изменят схему движения
11-12-2017 19:32  
Заместитель начальника УМВД по Калининградской области покидает свой пост
11-12-2017 19:18  
В Гидрометцентре рассказали, ждать ли в ближайшие дни снегопада в Калининграде
11-12-2017 16:52  
Инвестора калийного рудника в Нивенском обязали поменять проект санитарной зоны
11-12-2017 16:49  
Посетитель Куршской косы отсудил более 30 тыс. рублей за нападение собаки
11-12-2017 14:58  
Шизофрения, перевозка и лечение больного
11-12-2017 14:39  
» » В колонне шли женщины и девочки: в Калининграде вышла книга очевидца массового расстрела в Пальмникене

В колонне шли женщины и девочки: в Калининграде вышла книга очевидца массового расстрела в Пальмникене

Общество
214
0

Мартин Бергау родился в 1928 году в местечке Зоргенау, ныне это посёлок Покровское неподалёку от Янтарного. В Калининграде вышло в свет русскоязычное издание книги Мартина Бергау 'Мальчик с янтарного берега'. Вскоре семья Мартина переехала в Пальмникен, после 1945-го ставший называться Янтарным.

Фото: ГАКО Мартин Бергау в Государственном архиве Калининградской области.

В 'Мальчике с янтарного берега' он рассказывает о драматическом периоде своей жизни с 1938 по 1948 год. Мартин Бергау, пенсионер, бывший специалист по обработке металлов, сегодня проживает в Штутгарте.

В это время Германия 'вставала с колен'. 1936-й, Пальмникен, Восточная Пруссия. Любовь к Гитлеру стала фактически государственной политикой, нелюбовь — осуждаемым обществом, а потом и уголовным кодексом, преступлением. Патриотизм зашкаливал.

Прекрасным солнечным утром с бескрайним высоким небом, которое бывает только в Восточной Пруссии, телеги начали движение. 'За несколько дней до этого, — пишет Бергау, — в Пальмникене длинные телеги были украшены берёзовыми ветками и оборудованы крепкими брусьями для надёжной перевозки пассажиров. Со всей округи в Поленнен прибыли школьные классы на разукрашенных подводах и бричках. Для нас, детей, это было особенное событие. Когда наконец после долгого ожидания показалась колонна автомашин, началось настоящее ликование. Огромное количество людей выстроилось вдоль главной дороги, чтобы увидеть 'горячо любимого фюрера'. Мы, дети, махали ему флажками со свастикой и радостно улыбались канцлеру, который через три года даст старт самому большому хаосу в мировой истории, чьей жертвой падёт и наша родина...' Гитлер ехал в открытом лимузине, с поднятой в приветствии рукой.

Маленький Пальмникен не стал исключением. В 1937 году по всей Германии прокатилась 'Хрустальная ночь', организованный нацистами еврейский погром. Бергау помнит, что дети никогда не выходили из этого магазинчика, не получив в подарок каких-либо сладостей. Приехавшие из Кёнигсберга штурмовики разгромили магазинчик сестёр Фридлендер. Учитель сравнил евреев с паразитами и объяснил ученикам значение этого слова. А ещё Бергау вспоминает, что на следующий после погрома день учитель в школе рассказал своим девяти-, десятилетним ученикам '...о коварных и ленивых евреях, которым фюрер наконец-то преподал надолго запоминающийся урок'.

Мартин был рад оказаться там, где были все его друзья. В десять лет, как и все немецкие мальчишки его возраста, Бергау стал пимпфом — членом детской нацистской организации 'Юнгфольк' — 'Молодой народ', нижней ступени гитлерюгенда. 'Я с гордостью натянул коричневую рубашку', — пишет он.

Шествия, песни у костра, военно-полевые игры, велосипедные и пешие марши… Члены отряда готовились защищать свою Родину. Мальчик стал членом отряда №8/43. Вначале авиамодельный кружок, потом — планерная школа, в которой он научился летать. Мартин Бергау мечтал стать лётчиком-истребителем. Во всяком случае, так тогда казалось и так писали газеты. Его родине угрожала опасность — Англия и Франция объявили Германии войну, но с этими 'гнилыми западниками' быстро справились.

Бергау вспоминает: '... А потом настало лето 1941-го. Тем большей неожиданностью стало действительное нападение 22 июня 1941 года. Хотя в последние недели ходило много слухов о нападении Гитлера на Советский Союз, в них мало кто верил. Видимо, и русские не ожидали такого развития событий, поскольку их торговые суда ещё в течение нескольких дней продолжали прибывать в Кёнигсберг'.

Флажки быстро перемещались вглубь Советского Союза. В пальмникенской школе повесили карту, на которой флажками обозначали линию фронта на Востоке.

Вначале флажки на школьной карте замерли, а потом карту сняли. В 1943-м впервые заговорили о 'выравнивании линии фронта'. Его должность называлась 'помощник расчёта зенитной батареи'. К этому времени Мартин Бергау окончил несколько ступеней лётной школы и, как и многие другие мальчишки из гитлерюгенда, успел послужить на батарее зенитных орудий. Помощники не были солдатами, но выполняли все функции военнослужащих, в том числе и почётную функцию умереть за Родину и фюрера.

Там же для помощников были организованы занятия по школьной программе. Людей в Третьем рейхе уже не хватало, и члены гитлерюгенда проходили боевую стажировку на зенитных батареях. Тогда на батарею пришёл учитель английского языка господин Пальке. Бергау вспоминает об одном таком занятии, прошедшем после 6 июня 1944 года, после высадки союзников в Нормандии.

— спрашивал своих учеников господин Пальке. Зачем мы учим английский? Американцы и англичане нам очень даже желательны. — Вы знаете, наверное, что началось вторжение. Фюрер знает, когда их уничтожить'. Главное, чтобы их прибыло на континент как можно больше.

Тот самый фронт, линию которого два года назад отмечали флажками на школьной карте, в январе 1945-го дошёл до Гермау (ныне — Русское), посёлка недалеко от Пальмникена. А потом в Пруссию пришли русские. Мартин в это время вернулся домой. Теперь до фронта можно было доехать на велосипеде. Теперь он был в фольксштурме.

'Вот и русские пришли', — была его первая мысль. Ночью 27 января прямо возле дома Мартина раздались выстрелы. Он был готов до последнего защищать свою Родину. Парень схватил свой автомат и выскочил на улицу, несмотря на запрещающий окрик отца. Увидев мальчишку с автоматом, она бросилась бежать. Во дворе Мартин увидел женщину в оборванной одежде. Раздались выстрелы, женщина упала. Выскочила за ворота. Мартин залёг в сугроб, приготовился стрелять.

Я увидел в снежном свете бесконечную колонну оборванных людей, которую гнали вперёд выстрелы, удары прикладами и иностранная ругань, — вспоминает Мартин Бергау. ... — Когда шум затихал, я слышал зловещее шарканье сотен ног в деревянных ботинках по утоптанному снегу и тяжёлое, полное страха дыхание...'

В основном это были женщины и девочки-подростки. В Пальмникен пригнали сборную колонну из кёнигсбергских филиалов концентрационного лагеря 'Штуттгоф'. В их национальности и состояло их преступление перед фюрером и родиной Мартина Бергау. Все евреи. По дороге из Кёнигсберга конвойные стреляли во всех, кто шёл медленно или пытался набрать пригоршню снега, чтобы утолить жажду. Конвой под руководством людей из СС представлял собой сборную солянку: прибалты, казаки, украинцы, бельгийцы. Из пяти тысяч заключённых до Пальмникена дошло тысячи три.

Подобных следов было много на улицах Пальмникена. Когда настало утро, Мартин обнаружил перед калиткой, где была застрелена женщина, большую, прихваченную льдом лужу крови с примёрзшими лоскутами одежды.

По посёлку поползли слухи, что заключённых хотели замуровать в шахте 'Анна', но директор мануфактуры Ландманн был категорически против этого: захоронение такого количества людей негативно сказалось бы на системе водоснабжения города. Узников разместили в пустующих помещениях Янтарной мануфактуры.

Файерабенд приказал выдавать узникам по три картошины в день и выделить им солому. Жители Пальмникена рассказывали друг другу, что командир местного подразделения фольксштурма майор Файерабенд наорал на эсэсовца, командовавшего колонной, и сказал, что, пока он жив, он не допустит 'второй Катыни' и в Пальмникене не будет убит ни один еврей.

Когда под командой Файерабенда фольксштурмовцы прибыли в Куменен, выяснилось, что командир воюющего там подразделения вермахта какой-либо помощи, тем более от фольксштурма, не запрашивал. 30 января пальмникенскому фольксштурму приказали выступить в Куменен (ныне Кумачёво) для поддержки вермахта. Единственный человек, который своим непререкаемым авторитетом мог защитить узниц, был мёртв. Той же ночью Файерабенд покончил жизнь самоубийством.

Сами пальмникенцы за глаза называли своего бургомистра Синяком. Через несколько дней все члены пальмникенского отряда гитлерюгенда получили приказ — срочно собраться у пальмникенского бургомистра Фридрихса. В своём кабинете Синяк раздал пацанам из пальмникенского гитлерюгенда винтовки и щедро наливал шнапс. Бургомистр злоупотреблял алкоголем. Синяк представил им двух солдат СС, в распоряжение которых и поступили члены отряда гитлерюгенда № 8/43. Он говорил мальчишкам, что 'час испытания пробил' и они должны выполнить его задание 'для настоящих парней'.

В тени сарая я увидел группу из 40–50 тесно прижавшихся друг к другу женщин и девочек, охраняемых эсэсовцами. '... — Пленники находились в жалком состоянии. Наверное, это были снова выловленные еврейки, которым удалось бежать во время марша через Пальмникен, — пишет Бергау в своём 'Мальчике с янтарного побережья'. Некоторые кутались в разорванные одеяла… Мы получили команду их охранять'. Они стояли на холоде в неуклюжих деревянных ботинках, закутанные в оборванную одежду.

Мартин и другие члены команды Синяка по приказу эсэсовцев выстроили узниц в колонну по двое. 'Только теперь я осознал, — пишет Бергау, — что нахожусь в расстрельной команде'. Один стрелял, другой заряжал… Их заводили за стену цеха, где два эсэсовца выстрелами в затылок убивали их из пистолета.

Одна из женщин на хорошем немецком попросила его пропустить её вперёд и протянуло ему то ли кольцо, то ли амулет. Бергау стоял в конце колонны. Бергау не взял кольцо, но разрешил женщине пройти вперёд. Впереди стояла её дочь, и женщина хотела быть расстрелянной вместе с нею. Похоже, он дожидался этого момента. Как только она вышла из очереди на расстрел, Лотар, одноклассник Мартина, сильно ударил женщину прикладом. Бергау толкнул его дулом винтовки в бок, снял оружие с предохранителя: 'Ты — дерьмовая скотина, я ведь ей разрешил!'

Так они стояли несколько секунд, чуть не убив друг друга. В ответ Лотар также снял свою винтовку с предохранителя и направил ствол на Бергау. Мартин сам отвёл эту женщину к её дочери.

— Было так, как будто застрелили мою подругу...' 'Эта мужественная женщина показала за минуты до её расстрела величие, которое мне больше никогда не пришлось встретить, — вспоминает Бергау.

В ночь на 1 февраля нацисты погнали по пляжу в сторону Пиллау примерно три тысячи узников и узниц. Пальмникенцам было чего опасаться. На пляже людей небольшими группами отсекали от основной колонны, загоняли в море и расстреливали.

Между льдинами в береговой черте плавали бесчисленные трупы. Бергау на лошади выехал на пальмникенский пляж: 'Я не поверил своим глазам. Странно, но моей первой мыслью было: ? В зыби они шевелились, как пловцы. ”' Ты больше не сможешь здесь плавать...

Но у него сейчас совсем другие проблемы...' В своей книге Бергау честно пишет, что в голове у него была ещё одна мысль, которая объясняла произошедшее: 'Если бы обо всём этом узнал фюрер, то он, конечно, прошёлся железной метлой.

Из всей колонны узников выжили двое мужчин и 14 женщин. Русские пришли в Пальмникен 15 апреля. Но Бергау этого уже не увидел. Большинство из них прятали немцы, которые рисковали жизнью так же, как и те, кого они прятали.

Мартину не пришлось умереть за Родину: он попал в плен и на три года отправился в лагерь в Карелии. По приказу фюрера все 17-летние немцы должны были прибыть на защиту рейха. В своей книге Бергау подробно и откровенно рассказывает о жизни в русском лагере. Во время допросов он не сказал о своём участии в Пальмникенской бойне.

Я пережил две зимы при минус 50 градусах. Отвечая в 2014 году на вопросы газеты 'Дворник', Мартин Бергау сказал: 'Если бы русские военнопленные в Германии находились в таких же условиях, как я в России, то по меньшей мере более двух миллионов осталось бы в живых. Полушубки нередко зияли пулевыми отверстиями, но у гражданского населения в городе одежда часто была хуже...' У нас была хорошая зимняя одежда.

Бригадир сказал ему, что он может ехать в Германию. Через три года срок Мартина закончился. Он влюбился в русскую женщину по имени Маруся. Мартин уезжать не хотел. Мальчик с янтарного берега в русском плену стал мужчиной.

К тому моменту ему исполнилось 19 лет. Как рассказал LiveKenig Мартин Бергау, из плена он был освобождён как лучший работник в июне 1948 года.

В Германии Мартин оказался в Баварии, где два года работал в сельском хозяйстве: другой экономики в послевоенной Германии практически не было. Его малой родины больше не существовало. В 1955 году он женился. Потом ему удалось устроиться на машиностроительный завод в Ульме, где Мартин выучился на техника. Сегодня живёт в Штутгарте. 

В 1994 году в ФРГ вышла его книга 'Мальчик с янтарного берега'. Воспоминания о событиях в Пальмникене зимой 1945 года не давали Бергау покоя. Бергау обвиняли в том, что он выносит сор из избы, и в том, что он '...не в состоянии включить свою маленькую жизнь в большие исторические потоки'. Она вызвала неоднозначную реакцию. Благодаря усилиям Бергау в Национальном мемориале холокоста и героизма в Иерусалиме в 2013 году появилась табличка 'Праведник мира' в честь Ганса Файерабенда, офицера немецкого фольксштурма, пытавшегося предотвратить массовое убийство узников концлагерей в Пальмникене в 1945 году.

Русскоязычное издание дополнено свидетельскими показаниями выживших в Пальмникенской бойне, которые привлекались в качестве свидетелей во время расследования немецкой прокуратурой всех обстоятельств событий в Пальмникене. Главным спонсором русскоязычного издания книги 'Мальчик с янтарного берега' стал калининградский предприниматель Леонид Плитман, перевёл её Михаил Торкан. Расследование проводилось в шестидесятых годах.

А если и палачи, и жертвы, то кто больше? Прочитав книгу Мартина Бергау, я задал себе вопрос: кто они, эти мальчишки из пальмникенского отряда гитлерюгенда, палачи или жертвы? И как бы я поступил на месте Мартина Бергау, если бы мне, 17-летнему, 'Родина приказала' принять участие в убийстве врагов: женщин и девочек-подростков? 

И что такое эта 'Родина', которая требует 'исполнить свой долг'? И вообще: что делать, если 'Родина' приказывает убивать? Например, куча политиков, за которых вы проголосовали, это уже 'Родина' или ещё нет? 

А у вас? У меня нет ответа на эти вопросы.

Материал к публикации подготовил dess.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

В колонне шли женщины и девочки: в Калининграде вышла книга очевидца массового расстрела в Пальмникене