Финансовые субсидии и отсрочки за аренду: в облдуме рассматривают законопроект о поддержке инвесторов
21-05-2018 18:45  
Число исков "Янтарьэнергосбыта" к должникам в 2018 году выросло в три раза
21-05-2018 17:35  
В Южном парке Калининграда машина-амфибия чистит озёра (видео)
21-05-2018 15:45  
Бывший главный пристав Калининградской области возглавил министерство в Карелии
21-05-2018 15:36  
Под Гвардейском перевернулся Volvo, из машины вытекло топливо
21-05-2018 15:05  
"Виновник аварии сбежал из больницы и скрывался": сын погибшего под Орловкой водителя рассказал о ДТП
21-05-2018 14:49  
В Космодемьянском из-за жалоб местных жителей отловили собак с жёлтыми бирками (видео)
21-05-2018 14:16  
В России с 2019 года планируют ввести обязательное страхование пассажиров такси
21-05-2018 14:14  
"Балтика" решила не продлевать контракт с тренером Игорем Черевченко
21-05-2018 13:31  
Жизнь с огоньком – выбираем камин
21-05-2018 12:52  
Правительство: Сын Александра Дацышина работает помощником Антона Алиханова без оплаты
21-05-2018 12:39  
Бросили шашлыки и поехали в ветклинику: как в Светлом спасали оленёнка с отрезанной ногой
21-05-2018 12:28  
Под Гусевом грузовой поезд задавил 86-летнюю женщину, лежавшую между рельсами
21-05-2018 11:52  
В аварии у замка Нессельбек в Гурьевском районе погиб мужчина
21-05-2018 11:41  
Калининградец получил штраф за то, что пнул полицейского, помогая преступнику сбежать
21-05-2018 11:33  
» » Внебрачная дочь Бонапарта и наёмник Петра: калининградка собирает истории старинных прусских усадеб и их владельцев

Внебрачная дочь Бонапарта и наёмник Петра: калининградка собирает истории старинных прусских усадеб и их владельцев

Общество
158
0

Слово произошло от немецкого rittergut (ritter — рыцарь, gut — усадьба, поместье). Светлана Коновалова, калининградский краевед и фотограф, собирает информацию о старинных прусских усадьбах — так называемых гутах. Это особое направление в немецкой сельской архитектуре.

К сожалению, господских домов в Калининградской области остаётся всё меньше. Даже в руинах, даже изуродованные стеклопакетами, дожившие до нашего времени сельские господские дома сохранили следы своей былой милой красоты. Вместе с господскими домами из памяти нынешних жителей Калининградской области уходят и драматические истории людей, когда-то в них живших. Они разрушаются, их разбирают на кирпичи. О том, почему сохранить архитектурное наследие прусских усадеб так важно для нас, сегодняшних, Светлана Коновалова рассказала 'Клопс'. Людей, чьи судьбы были связаны со многими странами и событиями в самых разных местах нашей планеты.

— Почему вы этим занимаетесь?

А всё началось в 2008 году. — Я родилась в Калининградской области, и мне достаточно лет, чтобы полюбить свой родной край. Когда я увидела этот городок, восприятие нашей области в моей душе перевернулось. Как-то моя подруга предложила поехать в посёлок Железнодорожный. Мы объездили её всю. В результате мы с подругой на протяжении трёх лет каждые выходные уезжали в область. С востока на запад, с севера на юг. От балтийского побережья до Краснознаменского района. Подруга была за рулём, я составляла маршруты, фотографировала и искала информацию в интернете.

Сегодня я по области езжу одна, потому что есть экстремальные и рискованные места. В 2008 году у меня был слабенький фотоаппарат, и я жалею, что не запечатлела дома, которых сегодня уже нет. И я не знаю, что меня там ждёт: злые собаки или злые люди. Как правило, на месте усадеб сейчас лес, километра два-три надо идти пешком вглубь лесного массива. Иногда приходится забираться в пограничную зону, там есть свои сложности.

Так получилось, что у меня сейчас появилось много свободного времени. — Физик, окончила наш университет. Тем более математический склад ума помогает. Могу себе позволить такое увлечение. Я это люблю, могу несколько дней просидеть в интернете в поисках истории и фотографий одной усадьбы. Мне нравится собирать информацию. Знаете, это как книга. Тем более что это очень интересно. Перипетиями их судеб, браками и разводами, судьбами их многочисленных детей, а в те времена по семь-восемь детей рожали, потому что многие умирали... В какой-то момент ты начинаешь проникаться жизнью тех людей, которые когда-то жили в этих домах. И отдельная история — семейные захоронения. 

Но что-то осталось. — Разрушены. Например, на одном довоенном заброшенном поселковом кладбище в достаточно труднодоступном месте лежит надгробная плита, угол которой немножко отколот. И на таких дворянских семейных захоронениях можно найти очень интересные надгробные плиты и памятники. Плита тяжёлая, поэтому её не утащили. Памятников там нет, они все были уничтожены уже после Второй мировой. Суробая, остров Ява, в 1732 году и умершей в 1792 году'. На ней надпись немецким готическим шрифтом: 'Здесь покоится тело овдовевшей во время войны жены председателя церковной общины Хендрике Марии Любек, урождённой Блом, родившейся в г.

Голландка, родившаяся на острове в далёкой Индонезии, как она оказалась в усадьбе недалеко от Кёнигсберга? Представляете, какая история может за всем этим скрываться? Мне кажется, эта надгробная плита должна быть в музее. Что случилось во время Семилетней войны 1756–1763 годов, в результате которой немецкая Восточная Пруссия стала российской губернией, а супруг Хендрике Марии погиб?

Тоже готический шрифт, даты жизни. А вот другая плита на заброшенном кладбище в районе посёлка Солдатово. И солдаты коротали время, высекая поверх эпитафий: 'ДМБ', 'Харьков', 'Курск', годы службы... Недалеко от этого кладбища уже в советское время был полигон одной из наших воинских частей.  

Он в своё время сделал колоссальный труд, описав все поместья по двум районам, в том числе и по району Гердауэн (Железнодорожный). — Мне попала в руки книга доктора Вульфа Вагнера. Ото всех этих поместий остались в лучшем случае усадебные дома. Только в одном этом районе было 105 поместий, 35 на территории Польши и 70 на территории Калининградской области. Лишь одна, пожалуй, усадьба сохранилась.

Он сохранился таким, каким и был. Там сейчас, между Железнодорожным и Крылово, расположена погранзастава, прямо в этом самом доме. А больше ничего не сохранилось.

Вы приезжаете в поле недалеко от населённого пункта Ивановка, где когда-то была целая усадьба. Знаете, это очень интересно. А ведь в этой усадьбе в 1843 году родился Кольмар фон дер Гольц. Сейчас об этом говорят только куски кирпича и черепицы, валяющиеся на поле. Кольмар фон дер Гольц — один из родоначальников современной турецкой армии. Этот представитель дворянского рода фон дер Гольцев похоронен в турецком Константинополе, он очень уважаемая в Турции персона. Представители этого рода по мужской линии, как правило, шли в военные. Фон дер Гольцы — один из старейших прусских дворянских родов. Они проливали свою и чужую кровь по всей Европе, как и Генрих фон дер Гольц, родившийся в XVII веке.

Специальным императорским указом Генрих фон дер Гольц был принят на службу в русскую армию в чине генерал-фельдмаршала-лейтенанта 'со старшинством над всеми русскими генералами'. Он успел послужить России, а именно самому Петру Первому. Генрих успешно воевал на русской стороне со шведами, украинцами, австрийцами, турками и другими, но как-то посмел ослушаться приказа самого Меньшикова. Впрочем, его карьера в России не задалась. Гольца судили, приговорили к смертной казни, но Пётр, учитывая заслуги фон дер Гольца перед Россией, заменил казнь опального прусского фельдмаршала на высылку...

Прусские дворянские усадьбы — это прежде всего человеческие судьбы. А в усадьбе, располагавшейся в посёлке Никитовка на территории нынешнего Полесского района, доживала свой век внебрачная дочь Жерома Бонапарта, родного брата Наполеона Бонапарта и Дианы Рабе фон Паппенхейм, Дженни фон Гуштедт.

Сохранились лишь парки, одичавшие, превратившиеся в леса. — Если конюшни и какие-то хозяйственные постройки ещё где-то сохранились, то от усадеб порой даже фундамента уже нет. Это обязательно парки, интересное и уникальное ландшафтное оформление. Дело в том, что прусская усадьба — это не только господский дом и добротные хозяйственные постройки.

Аллея делит парк на две половины, образуя 'туннель'. Меня поразила старая липовая аллея в одной очень старой, почти 400-летней, усадьбе. Это, конечно, уже совсем не то, но фрагмент этой аллеи ещё просматривается.

Я обращалась в местную администрацию, нам удалось поставить это дерево на учёт. Или посёлок Волошино, где растёт очень древний и очень красивый бук. Такой же бук мы видели в парке, посёлок Николаевка, но он уже спилен. 

Это нынешний посёлок Белкино. — Да, это целая история. Начала расчищать, показались складки римской туники. Я туда приехала посмотреть на руины усадьбы, ходила по парку и случайно наткнулась на камень, торчащий из земли.

Я сказала местному жителю, чтобы он выкопал статую и поставил у себя во дворе. Довоенное фото я уже видела и сразу поняла, что это скульптура, которая стояла у дома в саду. Я выложила пост об усадьбе и фотографию найденной скульптуры в фейсбуке. Но у него то не было времени, то земля промёрзла, да и головы у статуи нет. На следующий день ближе к вечеру мы туда поехали. Сразу откликнулись журналисты, в частности Иван Марков, который сообщил сотрудникам Музея изобразительных искусств. К счастью, статую не унесли. Там рядом со статуей валялись использованные батарейки, которые чёрные копатели используют в металлоискателях, а вокруг было несколько ям-раскопов. Она оказалась для этого слишком тяжёлой. 

В 1899 году эту усадьбу купил Евгений Франц Коппен из Восточно-Прусской земельной генеральной дирекции Кёнигсберга. — И гораздо более динамичный, чем вы можете себе представить.

Фото из книги Вульфа Вагнера Усадьба Абелишкин.

Младший, семилетний Ганс, умер от аппендицита. Здесь у него родилось четверо детей. Его старшая сестра, Энн-Мари, в 16 лет начала писать стихи. Его похоронили в саду усадьбы, на холме за рекой. Она любила сказочный прусский мир и немецкую мифологию, деревенскую жизнь и природу. Её начали публиковать. В 1928-м Энн-Мари стала первой женщиной в Гердауэне, вступившей в ряды НСДАП. Вскоре она увлеклась Адольфом Гитлером и посвятила ему 19 стихотворений. В 1934-м Коппен переезжает в Берлин, где она возглавляет редакцию журнала 'Немецкая крестьянка'. Начала писать романы, несколько своих книг посвятила национал-социалистической партии. В это время выходит её роман 'В журавлином клину', который становится любимым романом Агнес Мигель. В 1935 году работает в штаб-квартире министра рейха по продовольствию и сельскому хозяйству Вальтера Дарре. Но в 1940 году Энн-Мари неожиданно для всех кончает жизнь самоубийством. Успешная женщина, успешно делающая карьеру. На похоронах присутствовала поэтесса Агнес Мигель и гауляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох. Её похоронили в Повундене, это нынешний посёлок Храброво. После войны книги Энн-Мари Коппен были запрещены и преданы забвению.

Представляете, местный дворянин, достаточно высокого ранга, влюбляется в женщину, скажем так, лёгкого поведения, простив ей прежние прегрешения. А недалеко от нынешнего Белкино, в районе уже несуществующего посёлка Днепровское, случилась другая история. Тем не менее он прожил с ней всю жизнь, она родила ему детей, которым, конечно же, не досталось никакого наследства. Он пытался получить разрешение на брак у короля, но родные были категорически против. Это одна из многих потрясающих историй, которые происходили на территории нашего региона.

Материал к публикации подготовил Robin.
Внебрачная дочь Бонапарта и наёмник Петра: калининградка собирает истории старинных прусских усадеб и их владельцев

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

Внебрачная дочь Бонапарта и наёмник Петра: калининградка собирает истории старинных прусских усадеб и их владельцев