Александр Торба: Благодаря преобразованию в городские округа муниципалитеты экономят от 30 до 70 млн руб. в год
21-09-2018 16:58  
В Калининграде временно демонтируют памятник Калинину
21-09-2018 16:36  
В Зеленоградске на Курортном проспекте подсветят фасады домов
21-09-2018 16:08  
Калининградка сломала ногу, упав в вырытую во дворе дома траншею
21-09-2018 13:42  
В Гурьевском районе в ДТП пострадал четырёхлетний ребёнок (фото)
21-09-2018 11:54  
На ул. Камской и Докука ограничат движение транспорта по ночам
21-09-2018 11:31  
КТПП: Введение экологического налога с 2020 года приведет к большим проблемам для бизнеса
21-09-2018 11:06  
В Калининградской области из-за велопробега частично перекроют движение
21-09-2018 10:45  
В Калининградском зоопарке впервые родилась патагонская мара (фото)
21-09-2018 10:12  
Главой Гусева вновь избрали Андрея Гнездилова
21-09-2018 10:00  
Житель Багратионовска сломал фоторадар за 160 тысяч рублей
21-09-2018 09:28  
Стало известно имя нового руководителя калининградского УФАС
21-09-2018 09:27  
За день на дорогах Калининградской области автомобили сбили четверых пешеходов
21-09-2018 08:53  
Маршрут калининградского этапа эстафеты огня Всемирной зимней универсиады — 2019
21-09-2018 08:53  
Минстрой РФ: Калининградская область станет пилотным регионом по изучению современных технологий озеленения
21-09-2018 08:45  
» » Комнатушка при школе и 25 километров пешком за хлебом: как жили после войны первые калининградские учителя

Комнатушка при школе и 25 километров пешком за хлебом: как жили после войны первые калининградские учителя

Общество
131
0

Судя по сохранившимся счетам, оно занималось чем-то связанным с выделкой кожи. В немецком Кёнигсберге до 1945 года существовало торговое товарищество 'Корнхаус'. По логике оно должно было навсегда раствориться в истории. Понятно, что после апреля 1945 года товарищество прекратило своё существование. Поскольку кёнигсбергскому облоно, как и другим первым советским учреждениям на прусской земле, катастрофически не хватало писчей бумаги, этот специалист придумал печатать важные документы на обратной стороне товарных счетов торгового товарищества 'Корнхаус'. Так оно и было бы, если бы не сотрудник советского кёнигсбергского областного отдела народного образования. А что, бумага-то хорошая. 

В Правдинском районе из 36 школ работали девять, они перечислены в приказе. Павел Долгачёв, первый начальник областного образования, в своём приказе от 16 ноября 1946 года подверг резкой критике работу правдинского районного отдела народного образования, 'совершенно неудовлетворительно включившегося в борьбу за всеобуч'. Представляете, как 'легко' было советским школьникам, детям первых советских переселенцев, произносить названия своих школ? Среди них правдинская, домнауская, клейнтиненская, гердауенская, дойтшвильтененская и бетхерстуарринская школы.

Уже 30 июля 1946 года оно стало называться калининградским. 20 июля 1946 года советское кёнигсбергское облоно издало свой последний приказ. После областного центра стали переименовывать центры районные. Регион захлестнула кампания переименований. Как и расположенные в них школы. Но некоторые населённые пункты ещё долго носили немецкие, труднопроизносимые для первых советских переселенцев, названия.

В отчётах областного отдела народного образования за 1946–1948 годы, сегодня хранящихся в Государственном архиве Калининградской области, я нашёл документ, датированный 1946 годом.  Труднопроизносимые названия были далеко не единственной проблемой, с которой столкнулись первые калининградские педагоги и их ученики.

Учительница Баранова сходила к нему на дом. 'В черняховской начальной школе №2 ученик четвёртого класса несколько дней не ходил в школу. Тогда учитель с членом родительского комитета обратился в профсоюзную и партийную организацию с просьбой оказать помощь родителям и выделить средства на покупку обуви ребёнку. Выяснилось, что у мальчика нет обуви. Помощь была оказана, и ребёнок вновь стал ходить в школу', — говорится в тексте.

Районные власти приняли неординарные меры: в район было завезено 400 пар детской обуви, которые продали исключительно родителям школьников. В ныне не существующем Большаковском районе 'из-за отсутствия обуви' в школы перестало ходить 56 человек детей'. Посещаемость восстановилась.

Этот недостаток пытались компенсировать на местах. В облисполкомовском документе о выделении 'обмундирования' говорится, что учителям не всегда удавалось получить причитающееся. В одной из справок за 1947 год сообщается, что в Нестеровском районе на 45 учителей выдано: 22 метра сукна, 20 пар галош, четыре пары мужского белья, три женских пальто, шесть костюмов, пять полотенец и два дамских трико.

Тогда ему было семь. Уже ушедший от нас Иван Яковлевич Разиньков, работавший председателем областной организации инвалидов, приехал в бывшую Восточную Пруссию в 1948 году. Он вспоминал: 

Два года не до учёбы было. 'В школу я пошёл в девять лет. В школу мне не в чем было идти. Работать надо было. Штаны мне сшили из милицейской шинели. Штанов не было. Я очень хотел учиться. Её отец на базаре купил. В школе мы писали на газетах и обёрточной бумаге. Тетрадей не хватало. Книжек на всех не хватало. Учебники — по одному на несколько человек. По одному учебнику'. Мы уроки втроём делали.

Специальным постановлением Совета министров СССР каждому педагогу, направляемому на работу в Калининградскую область, в обязательном порядке должно было выделяться, как сказано в документах, 'обмундирование': пальто, костюм, бельё, обувь. Пара обуви, кусок хозяйственного мыла, бидончик керосина, пачка писчей бумаги — в те времена эти предметы имели совсем другую, абсолютно непонятную нам сегодняшним ценность. Богатством, за которое могли убить. И это было настоящим богатством.

В послевоенной Калининградской области воровство и коррупция были нормой. Дефицит всего и вся, в том числе и самого необходимого, породил 'массовые случаи отдельных нарушений в снабжении'. Должностные лица, многие из которых были членами сталинской Коммунистической партии, воровали по всей территории послевоенного Советского Союза. Как говорят калининградские историки, мы не были исключением. И никакие сталинские лагеря их не останавливали.

райторготделом. Вот цитата из докладной, поступившей на начальника калининградского облоно в 1948 году: 'Плохое снабжение учителей промтоварами в Озёрском районе объяснилось злоупотреблениями со стороны зав. Когда учителя обратились в облторготдел, им ответили: в январе для учителей были отпущены в Озёрский район специальные фонды товаров ширпотреба, и зав. Он заявил учителям и РОНО (районному отделу народного образования), что для учителей не поступили товары ширпотреба. райторготделом не только выдал эти товары учителям, но и представил облторготделу отчёт о реализации этих товаров'.

Далее в отчёте говорится: 'В Советском районе все 42 человека молодых учителей получили сразу отремонтированные квартиры, а большинство из них даже некоторую обстановку — кровать, стол, стул'. 'Перед выездом в Калининградскую область учителям было продано по 5 килограмм сортовой муки, по 2 кг сахара, крупы, по два куска мыла хозяйственного'.

По этой причине в некоторых школах по некоторым предметам преподавание не велось вообще. Неудивительно, что учителей не хватало. В нём, в частности, говорится: 1 ноября 1946 года начальник облоно Павел Долгачёв подписал акт 'О результатах проверки работы гвардейской средней школы'.

Балтийске 2 молодых учителя ютятся в маленькой комнате при школе, в которой нельзя поставить двух кроватей, они вынуждены спать на одной. В Нестеровском районе 4 молодых учительницы больше двух недель были без квартиры, и учительница Суслова каждый день вынуждена была искать себе ночлег'. 'В г.

Например, жалобы учителей на то, что их не обеспечивают дровами и 'освещением' — керосином для настольных ламп. Фактов 'бездушного отношения к учителям' в этом документе перечисляется много. И 'почти в каждом районе были случаи, когда учителя ходили 25 километров пешком за получением хлеба'.

Вот что написали об этом учителе в официальном отчёте:  В 1948 году из полесской средней школы уволили за профнепригодность преподавателя военно-физической подготовки, которая существовала во всех школах Советского Союза.

авт.), у которого культурный уровень не соответствует требованиям учителя, ученикам он давал клички, сам не мог демонстрировать физических упражнений, учащиеся выполняли их по своему усмотрению. 'В полесской средней школе работает преподавателем офицер запаса Петров (имя изменено — прим. Начинались упражнения с трудных номеров и заканчивались трудными'. Роль преподавателя сводилась только к производству счёта (раз, два, три и т.д.).

Они 'не видели ничего зазорного в том, что учащиеся на новогоднем вечере свободно распивают пиво в присутствии преподавателей'. Также досталось и педагогам уже тогда престижной школы №1.

Во время своего открытого урока она... На этом фоне совсем ужасно выглядит нарушение, допущенное учительницей средней школы Советска. стояла не с левой, а с правой стороны доски.

Они жили в своём времени, по своим представлениям... 'Только не навязывай людям, жившим здесь в конце сороковых прошлого века, свои современные представления о том, что хорошо, что плохо, что смешно, а что грустно... Сегодня снисходительно смотреть на них с 'высоты' нашего времени — неинтеллигентно', — сказал мне пожилой сотрудник Государственного архива Калининградской области, узнав, что я буду писать очередную статью из жизни 'отцов-переселенцев'.

После 25-километрового марш-броска за хлебом, оставшись без дров и керосина, не получив законного 'обмундирования' — они всё равно будут проверять тетради и учить правильно писать 'тся' и 'ться'. Действительно, в каких бы условиях ни жили наши педагоги, они всё равно будут учить нас и наших детей. Потому что учитель — это не просто профессия. При любом политическом режиме, в условиях экономических и всяких других кризисов. Это судьба.

По материалам klops.ru

Материал к публикации подготовил Adimas.
Комнатушка при школе и 25 километров пешком за хлебом: как жили после войны первые калининградские учителя

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

Комнатушка при школе и 25 километров пешком за хлебом: как жили после войны первые калининградские учителя