«Живой Кёнигсберг»

Зачем нужны авторазборки
27-07-2017 10:40  
СМИ: Бывший вице-губернатор Севастополя занял ключевой пост в администрации Черняховска
27-07-2017 10:25  
Минэкономики: Последние два года производительность труда в области сокращалась
27-07-2017 06:25  
На ул. Громовой столкнулись автобус и троллейбус
27-07-2017 03:55  
Очевидцы: в районе пос. Петрово столкнулись две легковушки
27-07-2017 03:52  
Правительство рассмотрит проекты налогового режима в Калининградской области
27-07-2017 02:34  
Калининградская "Балтика" разгромила "Тамбов" на своём поле
27-07-2017 00:05  
Сельскохозяйственный пресс-подборщик
26-07-2017 20:34  
Какая тушь для ресниц самая лучшая?
26-07-2017 17:32  
«Балткран» изнутри: фоторепортаж RUGRAD.EU
26-07-2017 15:34  
Очевидцы сообщают об очередях перед новым терминалом в Храброво (фото)
26-07-2017 15:18  
В Калининграде затруднено движение на всех основных магистралях города
26-07-2017 15:17  
Виды, материалы изготовления дозаторов для жидкого мыла
26-07-2017 14:55  
Восстановление дорог в Калиниградской области - в приоритете
26-07-2017 14:53  
"Водоканал" приобретёт чайные наборы и ложки с янтарём за 1,5 млн рублей
26-07-2017 14:42  
» » «Мы работаем с бумажками»

«Мы работаем с бумажками»

Общество
75
0

Почему Соломон Гинзбург проиграл в апелляционной инстанции.

«Мы работаем с бумажками»

Правда, логика решения Центрального районного суда вполне предполагала возможность для второго раунда: в суде было признано, что на одномандатном округе № 1, где победу одержал кандидат от «Единой России» Александр Мусевич, отдельные нарушения в день голосования действительно были. Суд первой инстанции закончился для бывшего депутата Соломона Гинзбурга поражением. Такое решение буквально провоцировало Гинзбурга (который никогда не скрывал, что за мандат будет бороться до самой последней инстанции) на то, чтобы подать апелляцию. Но этого не достаточно, чтобы «обнулить» итоги выборов. Истец не соглашался с оценкой свидетельских показаний в первой инстанции, а также посчитал, что орган правосудия проигнорировал доводы эксперта, привлекавшегося к процессу стороной Гинзбурга. В мае политик заявил, что апелляционная жалоба направлена в Калининградский областной суд. В качестве ответчика была указана Центральная территориальная избирательная комиссия. По мнению истца, этот специалист сумел доказать факт подделки подписей сотрудников УИК.

Где мы искать будем?» — не стесняясь присутствующих, кричал председательствующий судья Сергей Костиков на представителя Александра Мусевича Сергея Решина. «Вы видели, сколько в деле томов?! До этого коллегия областного суда по административным делам успела рассмотреть сразу 3 дела. Он забыл какой-то документ, и судьи откровенно злились, что начало процесса приходилось откладывать. Но все понимали, что рассмотрение этого конкретного дела займет гораздо больше времени. Заняло это от силы полчаса.

«Мы полдня убьем на поиски документов, которые должны быть при вас», — выговаривал ему председательствующий судья Костиков, пока судья-докладчик Анжелика Струкова перелистывала тома дела, в надежде найти нужную бумагу. Наконец, из 6–8 человек, которые обступили судей, перед коллегией остался стоять один Решин в фиолетовой рубашке-безрукавке.

Костикову явно хотелось поскорее закончить с этим делом, а не ждать, пока Струкова найдет в томах нужный документ. «Кто из вас основной?» — обратился председательствующий ко второму юристу Александра Мусевича.

Но этот ответ не устроил судью, и он предложил двум представителям Мусевича сформировать консолидированную позицию. «Оба», — попытался защитить коллегу второй юрист. Сергея Решина к участию в суде так и не допустили, хотя второй юрист настаивал, что именно он должен был выступать первым.

Он по-прежнему просит «обнулить» итоги голосования на участках № 343 и 347. Исковые требования Соломона Гинзбурга не поменялись. Речь шла о «подвозах», вбросах бюллетеней, поддельных подписях на протоколах и ошибках при введении данных в систему ГАС «Выборы». Как считал оппозиционер, на его округе было много нарушений. Более того, Гинзбург одержал победу на всех участках, где работали КОИБы (то есть там, где механизм вброса бюллетеней было провернуть гораздо сложнее). По словам Гинзбурга, он победил на участках, где проживает большинство населения округа.

«Мне хотелось бы поблагодарить всех, кто пришел...», — начал было свою речь Гинзбург.

Но остановить Соломона Гинзбурга было сложно. «Здесь вам не трибуна», — зло прервал его Костиков, будто бы предчувствуя, что привыкший за долгие годы созывов к парламентским баталиям экс-депутат вряд ли будет лаконичным.

«Ничто так не вгоняет людей в озлобление и апатию, как узаконивание принципа «если очень хочется, то можно», — осторожно заметил истец и, почувствовав, что его никто больше не перебивает, вновь пошел в атаку.

Первый — это честные выборы и «чистые победы», «без мошенничества». Гинзбург уверен, что суд первой инстанции был столкновением двух противоречащих друг другу принципов. Себя экс-парламентарий ассоциировал, конечно, с первым. Второй принцип Гинзбург попытался охарактеризовать так: «Вы ничего не докажете, а, если докажете, суд ничего не изменит».

По мнению истца, они превратились в «экс-штаб от определенной политической партии». Далее политик набросился на работников избирательной комиссии. Я не знал еще, каким будет результат выборов, но, зная о подкупе, о «подвозах» (которые являются разновидностью подкупа)... «Свидетели, допрошенные в суде, дали показания о подкупе, подвозе избирателей на территорию участка № 343. Я срочно вышел на телевидение, и на ГТРК «Калининград» показали мое интервью», — разошелся Соломон Гинзбург.

Давайте в деловом русле», — сорвался судья. «Я вас остановлю.

Здесь, как правило, нет места длинным, эмоциональным речам или дебатам. Коллегия пыталась объяснить истцу, что сейчас идет суд второй инстанции. У Гинзбурга, привыкшего к тому, что в суде первой инстанции он мог использовать свои выступления для того, чтобы клеймить своих политических оппонентов, буквально вышибли из рук любимое оружие.

«Подделка подписей членов участковой избирательной комиссии — это ни в какие ворота не вписывается», — отметил он, добавляя, что консультировался с «тогдашним прокурором области». Соломон Гинзбург вновь пожаловался на неучтенную Центральным районным судом экспертизу.

— На консультации, на авторитеты пытаетесь нас... «Понимаете, вы уходите в сторону, — поспешно прервал истца Костиков. Но Соломон Гинзбург как будто его не услышал. Мы работаем с бумажками», — пояснил судья.

Судьи тем временем пытались добиться от него, чем его команда может доказать факт вброса и почему он так уверен, что нарушение было совершено в интересах Александра Мусевича. «На нас в конце сентября сама председатель ЦИКа Элла Памфилова вышла...», — упорствовал экс-парламентарий.

Политик, к примеру, утверждал, что рекордную явку на некоторых участках его округа иначе, как подвозами, объяснить нельзя. У Соломона Гинзбурга и его команды, безусловно, были свои доводы. Судья Струкова пыталась добиться от Гинзбурга, почему все-таки он считает, что конечный бенефициар нарушений — это Мусевич. Гинзбург вспоминал, что последний раз такая явка была в 1991 году, когда выбирали первого президента страны.

Или кандидаты думские? «Где данные, что это был Мусевич, а не кандидаты по горсовету? — Прим. (имеется в виду кампания по выборам депутатов Госдумы. Гинзбургу осталось только ссылаться на показания свидетелей. ред.)», — давила она на истца.

Представитель прокуратуры в суде настаивала, что решение суда первой инстанции нужно оставить без изменений. В целом то, что суд вряд ли встанет на сторону оппозиционера, было понятно еще до окончания процесса. Начальник юридического отдела областного избиркома Игорь Барсков (он занимался защитой интересов УИКов) заявил, что судебное решение вынесено законно. Представителям ответчика много времени на контрдоводы не потребовалось. «Судом [первой инстанции] дана объективная полная оценка всем обстоятельствам», — настаивал он и подтвердил, что при подведении итогов выборов были допущены «недостатки» и «процедурные нарушения». На уточняющий вопрос судей, где именно не правы представители истца, юрист ответил: «Они не правы во всем». «Но волеизъявление избирателей было установлено верно», — уверял он.

Во всяком случае в суде не удалось установить никаких связей между единороссом Мусевичем и водителем, которого подозревали в подвозе. Представитель Александра Мусевича вновь настаивал на том, что Гинзбургу и его юристам не удалось доказать, что правонарушения могли совершаться в пользу победившего на округе кандидата.

Этого времени хватило, чтобы вынести вполне ожидаемое решение: решение первой инстанции оставить без изменений, а жалобу Гинзбурга — без удовлетворения. Суд провел в совещательной комнате около получаса.

Это простая формальность, чтобы у его команды появились возможности для жалобы в Верховный Суд РФ. После окончания процесса экс-парламентарий пообещал подать кассационную жалобу, однако на президиум областного суда он особо не рассчитывает. Сам оппозиционер такую позицию объясняет давлением, которое якобы оказывалось на областной суд.

«К нам поступает оперативная информация, что было давление на судью», — заявил бывший депутат, подозревая, что в этой истории могли быть замешаны бывший губернатор Калининградской области, который сейчас является полпредом президента в СЗФО Николай Цуканов, и политтехнолог Алексей Высоцкий.

Впрочем, политику все-таки удалось одержать небольшую победу. «Суд, с моей точки зрения, узаконил принцип «если очень хочется, то можно», — заметил экс-депутат. Тогда Гинзбург получил от правоохранительных органов отказ, дело возбуждать не стали. После выборов он подавал обращение в следственный комитет с просьбой возбудить уголовное дело по факту нарушений на одномандатном округе № 1. По факту обращения все еще проводится проверка. Но сейчас политик рассказывает, что прокуратура вернула его обращение в СК.

Материал к публикации подготовил Honna.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

«Мы работаем с бумажками»